Пятница, 05 ноября 2021 16:04

«Ингавирин»: не вылечит, так залечит?

Дмитрий Рейхарт и «Валента Фарм» продолжают «колдовать» над сомнительным препаратом

В российских СМИ вновь звучат сомнения по поводу эффективности выпускаемого компанией «Валента Фарм» противовирусного препарата «Ингавирин» в качестве средства для лечения коронавирусной инфекции. Несмотря на заявления об успешности проводимых клинических испытаний, представители медицинского сообщества прямо говорят об имеющих место нарушениях и исключительно коммерческой мотивации исследования. Ранее эксперты поднимали вопрос о возможной опасности применения «Ингавирина», так как его состав идентичен другому препарату - «Дикарбамин», производством которого также занималась «Валента Фарм». Это лекарство использовалось для лечения онкологии и при регулярном употреблении могло привести к лейкемии. Отзыв лицензии «Дикарбамина» совпал по времени с активным продвижением на российском рынке «Ингавирина», который сначала презентовался как уникальное средство от вируса «свиного гриппа» (H1N1), а сегодня претендует на включение в рекомендации федерального Минздрава по лечению COVID-19. Между тем, только за прошлый год объем его продаж составил 11,12 млрд рублей, а выручка «Валенты Фарм» от розничных продаж превысила 14,6 миллиарда. Не в последнюю очередь своими успехами компания обязана одному из совладельцев – бывшему главе Федерального фонда обязательного медицинского страхования Дмитрию Рейхарту. В свое время, для создания и продвижения «Валенты Фарм» использовались средства банка «Российский кредит», лишенного лицензии и признанного банкротом в 2015 году. Сегодня Рейхарт и его деловые партнеры вкладывают средства, полученные от продажи сомнительных лекарств российским потребителям, в зарегистрированный в Люксембурге фонд «Ruthenium Fund», задачей которого является инвестирование в западные фармацевтические компании.

«Лекарственные» миллиарды «Валенты Фарм»

Вслед за сообщениями об осенней волне пандемии коронавируса, росте числа заболевших и возвращении в ряде регионов антиковидных ограничений, в российских СМИ вновь развернулась дискуссия о возможной небезопасности применения противовирусного препарата «Ингавирин», выпускаемого фармацевтической компанией «Валента Фарм» и якобы продемонстрировавшего положительные результаты в качестве средства борьбы с новой опасной инфекцией.

Между тем, по информации «Коммерсанта», в 2020 году объем продаж «Ингавирина» составил 11,12 млрд рублей, а динамика его реализации выросла на 137%. В свою очередь, издание «Life» сообщает, что на волне пандемии-2020 российские поликлиники и больницы заключили госконтракты на поставку препарата более чем на 201 миллион. Тот же «Коммерсант» отводит «Валенте Фарм» третью строчку рейтинга производителей фармацевтической продукции: в прошлом году выручка предприятия от розничных продаж превысила 14,6 млрд рублей.

Действительно, на какие только траты не готовы люди для возвращения здоровья себе и своим близким! Тем более, что большую роль сыграла реклама: еще в январе прошлого года компании-производители «Арбидола» и «Ингавирина» запустили ролики, хитро обыгрывавшие тему коронавируса. В итоге комиссия ФАС вынесла решение о признании рекламы «Арбидола» недостоверной и нарушающей действующее законодательство. Что касается «Ингавирина», то из его рекламы упоминание ковида оперативно убрали.

О проведении «Валентой Фарм» клинических испытаний препарата на эффективность применения при COVID-19 СМИ сообщили только в минувшем июне. Уточнялось, что разрешение на проведение испытаний «Ингавирина» действует до 2023 года, но в соответствии со специальным правительственным постановлением, они могут быть завершены досрочно, после чего производитель сможет добавить коронавирусную инфекцию к показаниям препарата, который, к тому же, получит шанс на включение в рекомендации федерального Минздрава по лечению COVID-19.

Клинические испытания со знаком вопроса

Итак, впереди перспективы очередного повышения продаж и, соответственно, миллиардные прибыли. Не удивительно, что связанная с этим исследовательская работа «на скорость» вызвала закономерный скепсис специалистов. В частности, в ответ на опубликованные журналом «Терапия» (издание Российского научного медицинского общества терапевтов) результаты клинических испытаний «Ингавирина», якобы доказавших эффективность его использования при терапии коронавируса, свои сомнения в недавнем интервью «Независимой газете» высказал доктор медицинских наук, председатель правления Московского городского научного общества терапевтов, специалист по клиническим исследованиям Павел Воробьев.

По словам эксперта, изначально заявленная тематика испытаний препарата была совершенно иной, нежели та, что озвучивается сегодня. Проще говоря, зарегистрировано одно исследование, проводится другое. Отсюда следует, что «с точки зрения науки оно не имеет никакой силы, с точки зрения медицины – не имеет никакой пользы». Кроме того, остается не ясным, имела ли место базовая терапия во всех группах испытуемых, если имела – то какая и в соответствии с какими рекомендациями.

Причиной, по которой клинические испытания «Ингавирина» проводятся только сейчас, Воробьев связывает исключительно с коммерческим интересом его производителей. Кроме того, один из участников исследования – профессор МГМСУ им. А.И. Евдокимова Андрей Малявин одновременно занимает пост заместителя главного редактора журнала «Терапия», что наводит на мысль о заинтересованности данного издания в нужной подаче материала.

«Очевидно, что методика исследования, не отвечающая минимальным требованиям доказательной медицины, не может являться основанием для принятия его результатов. По моему мнению, испытание проведено с явными нарушениями: без регистрации в Министерстве здравоохранения России, осуществлено не по показаниям. Как видим, это подтверждают эксперты из медицинского сообщества», – констатирует профессор Воробьев.

«Раковая» угроза «Ингавирина»

Какой будет реакция представителей этого самого медицинского сообщества и надзорных ведомств на публикацию «Независимой газеты», если таковая вообще последует, сказать сложно. Однако здесь будет уместно вспомнить о связанном с «Ингавирином» громком скандале, имевшем место осенью прошлого года. Тогда в вышедшей на «Первом канале» телепередаче Елены Малышевой медиками на всю страну была озвучена тема опасности применения препарата, способствующего, ни много, ни мало, развитию раковых клеток.

Как выяснилось, у «Ингавирина» есть «препарат-близнец» – «Дикарбамин», ранее также выпускавшийся компанией «Валента Фарм» и применявшийся для восстановления белых кровяных телец у онкологических больных, прошедших курс химиотерапии. Лицензия на производство «Дикарбамина» была окончательно отозвана в 2014 году. Резонансным стало то, что имеющий аналогичный состав «Ингавирин» при его регулярном использовании может способствовать росту белых клеток в организме здорового человека, а, следовательно, привести к лейкемии.

В публикации «Независимой газеты» подчеркивалось: до отзыва лицензии «Дикарбамин» был строго рецептурным препаратом, в то время, как «Ингавирин», имеющий ту же основу и минимальную разницу в массе, отпускается без рецепта врача. Кроме того, «Дикарбамин» был противопоказан детям и беременным женщинам, а «близнец» таких противопоказаний не имеет. Не поздно ли его производители озаботились проведением клинических испытаний?

Как бы то ни было, но руководство «Валенты Фарм» не выступило с опровержением прозвучавших в его адрес обвинений. Более того, из сообщений в СМИ и социальных сетях следовало, что представители компании активно занялись «зачисткой» информационного пространства, предлагая администраторам сообществ и авторам YouTube-каналов деньги за удаление роликов и публикаций.

Тем временем, в Интернете появилась петиция, собравшая более 5 тыс. подписей, адресованная министру здравоохранения Михаилу Мурашко«Я как отец двух дочерей серьезно обеспокоен тем фактом, что под видом противовирусного средства может продаваться лекарство от рака. Прошу представителей Минздрава прояснить ситуацию и в случае необходимости принять соответствующие действия», – пишет автор обращения.

Корни «Валенты» – в «Российском кредите»?

Не исключено, что в скором времени в качестве ответа на все претензии «Валента Фарм» будет ссылаться на результаты сегодняшних клинических испытаний. Тех самых, в объективности которых уже усомнился профессор Павел Воробьев. Впрочем, не стоит сомневаться: среди бенефициаров компании есть люди, способные «решать вопросы» как в Минздраве, так и в других нужных ведомствах. В первую очередь, речь идет о бывшем главе Федерального фонда обязательного медицинского страхования (ФФОМС) Дмитрии Рейхарте.

Схема собственности «Валенты Фарм» выглядит следующим образом. Ее единственным владельцем является ПАО «Отечественные лекарства», принадлежащее «прописанной» на Кипре компании «Lekarstva Holdings». Последняя, по данным «Ведомостей», с ноября 2016 года в разных долях принадлежит восьми физическим лицам – Кириллу СыровуВладимиру НестерукуОлегу КедровскомуАлексею РомановуСвятославу ПетрушкоЗинаиде Рейхарт, гендиректору «Отечественных лекарств» Дмитрию Шульженко и гендиректору «Валенты» Антону Стрекалову.

Имя самого Рейхарта в числе собственников не фигурирует, но по информации издания он стоит за Зинаидой Рейхарт – номинальным владельцем 7% офшора, которая к тому же может доводиться родственницей экс-главе ФФОМС.

Стоит также обратить внимание на следующее обстоятельство: пятеро из восьми совладельцев «Валенты Фарм» в свое время были тесно связаны с банком «Российский кредит»: это Сыров, Нестерук, Кедровский, Петрушко и Шульженко. Кроме того, вице президентом кредитного учреждения был отец Кедровского Эдуард Сахаров. В июле 2015 года Центробанк отозвал лицензию у «Российского кредита». Среди причин регулятор указывал «проведение высокорискованной кредитной политики», а также «предоставление недостоверной отчетности, скрывающей наличие оснований для осуществления мер по предупреждению банкротства».

В октябре того же года Арбитражный суд Москвы признал «Российский кредит» банкротом, открыв в отношении банка конкурсное производство. «По результатам обследования временной администрации выявлено, что активы банка составляют более 39 млрд рублей, а обязательства – более 150 млрд рублей», – заявил в суде представитель Центробанка.

Источники «Ведомостей» рассказывают, что «Российский кредит» принимал участие в создании холдинга «Отечественные лекарства» (с 2008 года – «Валента фармацевтика»), в структуру которого вошел ряд крупных производственных активов, включая Щелковский витаминный завод. Можно предположить, что в становлении и продвижении предприятия были задействованы средства, сформировавшие долговые обязательства «Российского кредита», в итоге приведшие к его краху.

Российские деньги «утекают» в Люксембург?

Дмитрий Рейхарт вошел в Совет директоров «Валенты Фарм» в 2009 году, вскоре после того, как оставил пост руководителя ФФОМС. Заметим, что Фонд он покинул весьма своевременно: в августе 2009 года перед судом предстали 11 его бывших коллег, обвиняемых в совершении коррупционных преступлений. «По данным следствия, в 2005-2006 гг. руководство фонда получило в виде взяток с фармацевтических компаний и региональных фондов медицинского страхования 27 млн рублей. Сумма не поражает воображение, но это только те откаты, по которым собраны доказательства», – сообщал «Forbes».

Эта цитата много говорит о том, по какому принципу строилось взаимодействие ФФОМС с крупными фармацевтическими предприятиями. Можно предположить, что аналогичным образом происходила и сертификация лекарств. Кстати, тот же «Ингавирин» был запатентован в 2008 году, а с 2009-го началось его агрессивное продвижение на российском рынке. Хронологически это совпадает с появлением в «Валенте Фарм» Рейхарта.

В публикации «Life» подчеркивается: широкому распространению препарата способствовала вспыхнувшая в марте 2009 года пандемия «свиного гриппа» (H1N1), которому была присвоена самая сильная степень угрозы – шестая. Тогда же «Валента» фактически перестала выпускать упоминавшийся выше «Дикарбамин». Самое активное участие в рекламе «Ингавирина», как универсального средства от H1N1, принял академик РАМН Александр Чучалин, до недавнего времени руководивший Советом по этике при федеральном Минздраве.

«Наш препарат легко встраивается в геном вируса А/Н1N1 и быстро разрушает его. И другие опасные вирусы тоже. Интересно, что создан «Ингавирин» в закрытой подмосковной лаборатории, когда-то занимавшейся разработкой бактериологического оружия… Равного по силе воздействия препарата в мире нет. И вряд ли скоро будет», – цитирует одно из пафосных заявлений Чучалина «Life», подчеркивая, что сегодня он с тем же рвением продвигает «Ингавирин» как лекарство против коронавируса.

Но даже столь активная поддержка не может развеять сомнений в «чудодейственности» препарата, отнесенного авторами «Новой газеты» к разряду «золотых пустышек», демонстрирующих в лучшем случае эффект плацебо. Что возможно в худшем – описано выше.

Вот только ни Дмитрия Рейхарта, ни его деловые партнеры это нисколько не смущает. Более того, в минувшем январе стало известно, что они зарегистрировали в Люксембурге инвестиционный фонд «Ruthenium Fund», собравший к тому моменту 20 млн долларов. Эти средства предполагалось вложить в западные фармацевтические компании, обеспечив их доходность в размере не менее 20%. В течение двух лет объем инвестиций планируется увеличить в десять раз.

Что ж, теперь понятно, куда именно уходят деньги, заработанные «Валентой Фарм» от продажи лекарств российским потребителям. Инвестировать средства в отечественные предприятия в сложный пандемийный период, Рейхарт, видимо, не намерен: его больше интересуют иностранные рынки. Выглядит цинично, но что еще ожидать от людей, занимающихся реализацией, в том числе, весьма сомнительных лекарственных препаратов?